Цитаты из рассказа «Уроки французского»

В. Распутин – гениальный писатель, к творчеству которого хочется возвращаться снова и снова. Из-под пера этого талантливого литератора вышло много произведений, в том числе и прославленные «Уроки французского». Любимый миллионами рассказ имеет глубокий смысл, в чем можно убедиться даже, просто читая цитаты из книги.

Самые популярные отрывки «Уроков французского» вы можете отыскать на нашем сайте. Ознакомьтесь с нашей оригинальной подборкой афоризмов В. Распутина.

Человек стареет не тогда, когда он доживает до старости, а когда перестает быть ребенком.

Игру на деньги ничем другим подменить нельзя. Этим она хороша и плоха одновременно. Мы можем договориться о совсем маленькой ставке, а все равно появится интерес.

Странно: почему мы так же, как и перед родителями, всякий раз чувствуем свою вину перед учителями? И не за то вовсе, что было в школе, — нет, а за то, что сталось с нами после.

…Я говорил искренне, но что поделаешь, если искренность нашу нельзя привязать веревками…

Не знаю, как в математике, а в жизни самое лучшее доказательство – от противного.

Нет добра без худа, а худа без добра.

На фото изображена цитата из книги "Уроки французского".

Откуда мне было знать, что никогда и никому ещё не прощалось, если в своем деле он вырывается вперед?

Не жди тогда пощады, не ищи заступничества, для других он выскочка, и больше всех ненавидит тот, кто идет за ним следом.

Иной раз полезно забыть, что ты учительница.

От робости, молчаливости, излишней деревенской замкнутости, а главное — от дикой тоски по дому, не оставлявшей во мне никаких желаний, ни с кем из ребят я тогда ещё не сошелся. Их ко мне тоже не тянуло, я оставался один, не поминая и выделяя из горького своего положения одиночества.

Из нашего класса на поляну иногда забегал Тишкин, суетливый, с моргающими глазами мальчишка, любивший на уроках поднимать руку. Знает, не знает — всё равно тянет. Вызовут — молчит. — Что ж ты руку поднимал? — спрашивают Тишкина. Он шлепал своими глазёнками: — Я помнил, а пока вставал, забыл.

Для учителя, может быть, самое важное – не принимать себя всерьез, понимать, что он может научить совсем немногому.

НА фото изображено высказывание из книги Валентина Распутина.

– Человек – царь природы.
– Вот-вот, царь. Поцарюет, поцарюет да загорюет.

Я оставался один, не понимая и не выделяя из горького своего положения одиночество.

Когда что-то не выходит, все сделаешь для того, чтобы вышло, так просто не отступишься.

На чужое счастье не наглядишься.

При этом не было в её лице жестокости, которая, как я позже заметил, становиться с годами чуть ли не профессиональным признаком учителей, даже самых добрых и мягких.

Человек не един, немало в нем разных, в одну шкуру, как в одну лодку собравшихся земляков, перегребающих с берега на берег, и истинный человек выказывается едва ли не только в минуты прощания и страдания – он это и есть, его и запомните.

Смерть кажется страшной, но она же, смерть, засевает в души живых щедрый и полезный урожай, и из семени тайны и тлена созревает семя жизни и понимания.

На фото изображена цитата из книги "Уроки французского".

…пошла на французский факультет потому лишь, что в школе этот язык ей тоже не давался и она решила доказать себе, что может овладеть им не хуже других…

Голод здесь совсем не походил на голод в деревне. Там всегда, и особенно осенью, можно было что-то перехватить, сорвать, выкопать, поднять, в Ангаре ходила рыба, в лесу летала птица. Тут для меня все вокруг было пусто: чужие люди, чужие огороды, чужая земля.

Знать бы нам, чем это все кончится…

Человек не может без того, чтоб над кем-нибудь не командовать, это ему самая сладкая служба, и чем дольше он просидел под началом другого, тем больше старается потом наверстать свое.

Каждый учитель педагог, но не каждый педагог учитель.

Справедливости ради, надо сказать, что в те дни мне пришлось совсем плохо.

На фото изображена фраза из книги "Уроки французского".

Трудно сказать, как решилась мать отпустить меня в район (райцентр у нас называли районом). Жили мы без отца, жили совсем плохо, и она, видно, рассудила, что хуже уже не будет — некуда.

С французским у меня не ладилось из-за произношения. Я легко запоминал слова и обороты, быстро переводил, прекрасно справлялся с трудностями правописания, но произношение с головой выдавало все мое ангарское происхождение вплоть до последнего колена, где никто сроду не выговаривал иностранных слов, если вообще подозревал об их существовании.

Но похудел я не только из-за тоски по дому. К тому же еще я постоянно недоедал.

Она сидела передо мной аккуратная, вся умная и красивая, красивая и в одежде, и в своей женской молодой поре, которую я смутно чувствовал, до меня доходил запах духов от нее, который я принимал за самое дыхание; к тому же она была учительницей не арифметики какой-нибудь, не истории, а загадочного французского языка, от которого тоже исходило что-то особое, сказочное, неподвластное любому-каждому, как, например, мне.

Стыдно сейчас вспомнить, как я пугался и терялся, когда Лидия Михайловна, закончив наш урок, звала меня ужинать. Будь я тысячу раз голоден, из меня пулей тут же выскакивал всякий аппетит.

Среди зимы, уже после январских каникул, мне пришла на школу по почте посылка. Когда я открыл ее, достав опять топор из-под лестницы, — аккуратными, плотными рядами в ней лежали трубочки макарон. А внизу в толстой ватной обертке я нашел три красных яблока. Раньше я видел яблоки только на картинках, но догадался, что это они.

Антон Усов
Оцените автора
Красивые цитаты. Подборка лучших
Добавить комментарий

  1. Лида

    Книгу не читала, но фильм очень понравился. До сих пор вспоминаю возглас мальчика: “А ещё учиииительница!”

    Ответить
Adblock
detector