Цитаты из романа «Преступление и наказание»

Книга Федора Достоевского "Преступление и наказание". Цитаты из книг

«Преступление и наказание» можно отнести к категории тех романов, смысл которых несколькими словами передать сложно. В нем писатель отразил не одну, а сразу несколько важных идей, которые в последствие активно рассматривали философы.

В своей работе Достоевский говорит о природе человека, самой ее сути, несравнимой ни с чем, о силе земного закона, о созидании и «слабости» придуманных людьми правил, призванных контролировать то, что делает человека человеком. Готовы проникнуться этими идеями, оценить литературный талант великого писателя? Наши отборные красивые цитаты вам в этом помогут.

Смогу ли я переступить или не смогу! Осмелюсь ли нагнуться и взять или нет? Тварь ли я дрожащая или право имею!

Нет ничего в мире труднее прямодушия и нет ничего легче лести.

Вот эдакая какая-нибудь глупость, какая-нибудь пошлейшая мелочь, весь замысел может испортить!… Мелочи, мелочи главное!.. Вот эти-то мелочи и губят всегда и всё. Раскольников

Как ты думаешь, не загладится ли одно, крошечное преступленьице тысячами добрых дел? За одну жизнь — тысячи жизней, спасенных от гниения и разложения. Одна смерть и сто жизней взамен — да ведь тут арифметика! Раскольников

Кто много посмеет, тот у них и прав. Кто на большее может плюнуть, тот у них и законодатель, а кто больше всех может посметь, тот и всех правее! Так доселе велось и так всегда будет! Только слепой не разглядит!
…всё в руках человека, и всё-то он мимо носу проносит, единственно от одной трусости… Любопытно, чего люди больше всего боятся?

Нового шага, нового собственного слова они всего больше боятся… Раскольников

Человек он умный, но чтоб умно поступать — одного ума мало. Фёдор Михайлович Достоевский

Бывают иные встречи, совершенно даже с незнакомыми нам людьми, которыми мы начинаем интересоваться с первого взгляда, как-то вдруг, внезапно, прежде чем скажем слово.

Умная женщина и ревнивая женщина — два предмета разные.

Ведь тут что всего обиднее? Ведь не то, что они врут; вранье всегда простить можно; враньё дело милое, потому что к правде ведет. Нет, то досадно, что врут, да ещё собственному вранью поклоняются.

Да и вообще у нас, в русском обществе, самые лучшие манеры у тех, которые биты бывали.

Никому-то из вас я не верю! Первое дело у вас, во всех обстоятельствах — как бы на человека не походить!

Любопытно, чего люди больше всего боятся? Нового шага, нового собственного слова они всего больше боятся…

Истинно великие люди должны ощущать на свете великую грусть.

Их воскресила любовь, сердце одного заключало бесконечные источники жизни для сердца другого.

Всякого человека нужно сначала осмотреть самому и поближе, чтоб о нем судить.

Впрочем, вот уж два года хочу все замок купить, — прибавил он небрежно. — Счастливые ведь люди, которым запирать нечего?

Ко всему-то подлец-человек привыкает! Родион Раскольников

Ох уж эти брюзгливые! Принципы!.. и весь-то ты на принципах, как на пружинах; повернуться по своей воле не смеет; а по-моему, хорош человек — вот и принцип.

Муки и слезы — ведь это тоже жизнь.

У Мармеладова осталась только одна надежда – потусторонний мир.

Человек не родится для счастья, человек заслуживает счастья, и всегда страданием.

Как ты думаешь, не загладится ли одно, крошечное преступленьице тысячами добрых дел? За одну жизнь — тысячи жизней, спасенных от гниения и разложения. Одна смерть и сто жизней взамен — да ведь тут арифметика!

Думают, что теперь уж и разорвать нельзя; а посмотрим, льзя или нельзя!

Вранье всегда можно простить; вранье дело милое, потому что к правде ведёт.

Наука же говорит: возлюби, прежде всех, одного себя, ибо все на свете на личном интересе основано.

Не во времени дело, а в вас самом. Станьте солнцем, вас все и увидят.

Ты ведь была в моей конуре, видела… А знаешь ли, Соня, что низкие потолки и тесные комнаты душу и ум теснят!

Соврешь — до правды дойдешь!

Я слишком много болтаю. Оттого и ничего не делаю, что болтаю. Пожалуй, впрочем, и так: оттого болтаю, что ничего не делаю.

Страдание и боль всегда обязательны для широкого сознания и глубокого сердца.

Поневоле станешь бледный… коли есть нечего.

Истинно великие люди, мне кажется, должны ощущать на свете великую грусть.

Все в руках человека, и все-то он мимо носу проносит, единственно от одной трусости. это уж аксиома. Любопытно, чего люди больше боятся? Нового шага, нового собственного слова они всего больше боятся.

Огарок уже давно погасал в кривом подсвечнике, тускло освещая в этой нищенской комнате убийцу и блудницу, странно сошедшихся за чтением Вечной книги.

Да вот еще: я убеждён, что в Петербурге много народу, ходя, говорят сами с собой. Это город полусумашедших.

Виноватый боится закона, невиновный – судьбы.

Бедность не порок, это истина. Знаю я, что и пьянство не добродетель, и это тем паче. Но нищета, милостивый государь, нищета — порок-с. В бедности вы еще сохраняете свое благородство врожденных чувств, в нищете же никогда и никто. За нищету даже и не палкой выгоняют, а метлой выметают из компании человеческой, чтобы тем оскорбительнее было; и справедливо, ибо в нищете я первый сам готов оскорблять себя. И отсюда питейное!

Наслаждайтесь тем, что вы делаете и вы никогда в своей жизни не будете работать.

У всякого свои шаги. Родион Раскольников

Как ты думаешь, не загладится ли одно, крошечное преступленьице тысячами добрых дел? За одну жизнь — тысячи жизней, спасенных от гниения и разложения. Одна смерть и сто жизней взамен — да ведь тут арифметика!

Она была тоже в лохмотьях; наряд ее был грошовый, но разукрашенный по-уличному, под вкус и правила, сложившиеся в своем особом мире, с ярко и позорно выдающеюся целью.

Я, видите ли, уже десять лет не посещал Петербурга. Все эти наши новости, реформы, идеи — все это и до нас прикоснулось в провинции; но чтобы видеть яснее и видеть все, надобно быть в Петербурге.

Только бы жить, жить и жить! Как бы ни жить — только жить!.. Экая правда! Господи, какая правда! Подлец человек! И подлец тот, кто его за это подлецом называет.

Русские люди вообще широкие люди, Авдотья Романовна, широкие, как их земля, и чрезвычайно склонны к фантастическому, к беспорядочному; но беда быть широким без особенной гениальности.

Антон Усов
Оцените автора
Красивые цитаты. Подборка лучших
Добавить комментарий

Adblock
detector